index

Что толку в книжке, – подумала Алиса
– если в ней нет ни картинок, ни разговоров?
«Приключения Алисы в стране чудес»

Я люблю сказки, с удовольствием читаю их внукам, видя, как загораются глаза маленького человечка, который окунается в неведомый и такой загадочный мир. Но как бы ни были интересные сказки, будь они народные или литературные, они слепы без рисунков, иллюстраций. Здесь писателю на помощь приходят люди, чья творческая сила и своеобразное восприятие действительности открывают читателю глаза на загадочные явления в сказке. И всё, о чём рассказывает автор, благодаря иллюстрациям, делается нам ближе, понятнее.

guldhornet

Вспоминаю слова российского филолога-германиста, переводчицы со скандинавских языков Горлиной Л.Г., которая на встрече с читателями сказала: «Хочу только отметить, что всегда восхищалась изобретательностью норвежских иллюстраторов». К ее словам стоит прислушаться, ибо всю свою жизнь она посвятила норвежской литературе, в том числе и сказкам. Норвежские сказки действительно особенные. Их отметил знаменитый сказочник Якоб Гримм: «Норвежские народные сказки — лучшие сказки на свете». Но и они были бы не так воспринимаемы читателями, если бы не их художественное оформление.

Норвежцам повезло. В их стране родился и вырос уникальный человек, который обладал уникальной способностью видеть героев сказок в действительности и, благодаря таланту и своему мироощущению, мог их отразить на бумаге или холсте. Имя ему –  Теодор Северин Киттельсен, печальную дату которого Норвегия отмечает в 2014 году. Он ушел из жизни 21 января 1914 года еще не старым человеком, но память о себе оставил на века. Киттельсена знают не только в Норвегии, его знают люди, которые хоть немного коснулись литературной истории этой скандинавской страны. Это ему обязаны своей известностью непременные участники жизни норвежского фольклора – тролли. Память земли – так называют норвежцы своих обитателей гор и лесов. Именно благодаря Киттельсену и его рисункам норвежцы узнали, как могут выглядеть настоящие тролли. Даже самых, казалось бы, внешне малопривлекательных персонажей художник изобразил с такой силой и убедительностью, что нам не приходится сомневаться: он видел их своими глазами. Однажды Киттельсен прямо сказал об одном из своих коллег-художников: «И он рисует троллей? Он? Который ни разу в жизни не видел ни одного тролля?»

theodorkittelsen-kvitebjc3b8rnkongvalemon1912
Киттельсен — известный и любимый художник в Норвегии, умевший видеть волшебные образы в лесных деревьях, горных кручах и водных потоках. Каждый его рисунок — сам по себе сказка. Иногда уютная и милая, иногда – овеянная одиночеством и грустью, иногда страшная, от легкого холодка – до мурашек по коже. Но, несомненно, прекрасная.
Художник видел своих любимых персонажей. Нестандартному восприятию окружающего мира способствовало его детство. Он родился 27 апреля 1857 года в маленьком городке Крагере, застроенном причудливыми старинными деревянными домиками. По словам художника, «в каждом уголке и закутке пряталась сказка». Как здесь не вспомнить слова знаменитого скандинавского сказочника Ханса Кристиана Андерсена: «Писатель с волшебным зрением, под взглядом которого самые прозаические вещи превращаются в сказку: оловянный солдатик, осколок бутылки, обломок штопальной иглы, воротничок, серебряная монетка, мяч, ножницы и многое-многое другое». Да, норвежцы такие. Немного наивные, любящие свои старые дома, в которых они проживали многими поколениями, они любят лес, свои горы.

theodor-kittelsen-theprincessgatheringcottongrass

«Лес, бескрайний, и дикий, оставил в нас свой след», – отмечал художник. Впоследствии он писал, что по вечерам, когда заходило солнце и лес замирал в тихом безмолвии, сердце мальчика начинало учащенно биться. Оно просило сказки. И «лес дарил нам сказку. Она бесшумно подкрадывалась, будто на мягких кошачьих лапах. Все, что этого точно окаменело, теперь начинало двигаться». Норвежцы, выросшие в лесах, немного язычники. Они не могут представить себя без жуткой волнующей сказки. Она их будоражит с детства, когда, будучи детьми, они сидели у камина в деревенском доме, и бабушка читала им сказки. В современном доме обязательно есть полка, на которой разместились любимые сказки и вчерашние дети читают их на сон своим детям. И так всегда, из поколения в поколение.

Друзья любили собираться на крыльце одной из местных купеческих лавок и рассказывать страшные истории. Непогода, море бушует, скрипят корабельные мачты. До жути хорошо лежать потом ночью, вслушиваться в шторм и представлять себе кораблекрушения, морского царя хавмана, играющего на арфе на морском дне. Казалось бы, мальчишка как мальчишка. Да не совсем. С детства умел Теодор подмечать всё необычное, странное, смешное, и не только подмечать, но и зарисовывать. «Детьми смотрели мы вверх, на шумящие ветви сосен и елей. Глазами и душой следили за мощными стволами, взбирались по ним, цепляясь за их узловатые ветви-руки, туда, наверх, на самую верхушку, качающуюся от ветра, — в эту прекрасную синеву», – писал Киттельсен в своей биографии. – «Садилось солнце. На поляны плотной пеленой опускалось одиночество и покой. Казалось, земля не осмеливается перевести дыхание, а лес застыл в безмолвном ожидании. Тогда сердце наше начинало бешено колотиться. Мы хотели ещё — мы просили, мы умоляли, мы требовали сказок! Суровых, диких сказок для нас, бедных детей. И лес дарил нам сказку».

nokkensomhvithest_533505

Киттельсен решил стать художником, чтобы запечатлеть эти неведомые силы, которые будоражили его с детства, этих таинственных существ, внушающих страх и в тоже время-любопытство. Его любимыми героями стали тролли. «Вдалеке подалась вперёд поросшая лесом гора. Удивление и страх будто бы витали над ней… Вот у неё появились глаза… она пошевелилась… и направилась прямо к нам! А мы замирали от восторга и ужаса, мы всей душой любили это чудо! Это же лесной тролль! В его единственном глазу были для нас страх и ужас, золото и богатство — всё то, чего жаждала наша детская душа». Так написать! Даже странно, что сначала Киттельсен состоялся как художник и только после долгих лет работы стал писать. Писать свои наблюдения, впечатления, только уже не карандашом и кистью, а пером. Пером, из-под которого словно волшебные мазки выходили строчки, читать которые истинное наслаждение.
«Мы хотели бояться — но мы хотели и противостоять этому страху! Такие маленькие, мы мечтали подразнить тролля, догнать его и украсть его золото. Но больше всего мы хотели заполучить его светящийся глаз. Подумать только! У такого ужасного тролля — такой чудесный глаз!». Я перечитывал эти строки по несколько раз. Представьте себя ребенком, который сидит у камина в деревенском доме вокруг которого раскинулся лес. И освещает ему книжную страничку, на которой размещена знаменитая иллюстрация «Тролль» с ярко светящимся глазом, керосиновая лампа!

pa_veien_til_gilde_i_troldslottet
Осенью 1876 года Теодор поступает в Академию художеств в Мюнхене, где вместе с ним учатся его молодые земляки. Он сдружился с Эриком Вереншёллем, с которым впоследствии будет иллюстрировать норвежские народные сказки. Они разные, эти художники. Герои сказок в изображении Вереншёлля представали как живые, а Киттельсену особенно удавались фантастические персонажи, не существующие в реальной действительности. В Германии Киттельсену пришла идея иллюстрировать знаменитую драматическую поэму Хенрика Ибсена «Пер Гюнт». Это и не удивительно. В пещере Доврского короля Ибсен собрал столько нечисти, что Киттельсен не мог оставить без внимания такой сказочный пласт. Герои норвежских сказок так забирали его воображение, что сказка и действительность соединились в сознании Теодора навсегда. Кроме того, становится ясна его судьба — он будет иллюстрировать книги. Однако к иллюстрациям народных сказок художник вернётся только через долгие двадцать лет.

Theodor Kittelsen Der fløi en fugl over granehei som synger forglemte sange
В 1882 году Эрик Вереншёлль с несколькими коллегами по цеху получили заказ от известного норвежского собирателя сказок Петера Кристена Асбьёрнсена на иллюстрации к двухтомному изданию норвежских народных сказок. Вереншёлль, рекомендовал своего друга как человека, обладающего «живым восприятием» и «необузданной и необычайно изобретательной фантазией». Правда, «Король норвежских сказок», Асбьёрнсен, поначалу опасался того, что рисунки Киттельсена могут напугать маленьких читателей и не раз охлаждал пыл увлекающегося художника, настаивая на смягчении рисунков, так как читать сказки будут детям. В этом сборнике сказок Киттельсен родился как художник-сказочник. Он так отработал свою манеру рисования, что самый страшный тролль был вполне привлекательным существом и не мог напугать самого юного читателя.
Хотя рисунки были ещё далеки от зрелых работ художника и во многом навеяны творчеством того же Вереншёлля, в них уже чувствуется интерес к природе и населяющим её таинственным персонажам. После выпуска двухтомника, «Норвежские братья Гримм», так звали знаменитых норвежских сказочников Асбьернсена и Му, уже не представляли последующие издания своих сказок без рисунков Киттельсена, и три тома «Книги сказок для детей», неоднократно издаваемые после 1883 года, были иллюстрированы, в основном, его работами.

Без имени

Подробнее о норвежском иллюстраторе сказок, а также его работах можно узнать на сайте: http://www.kittelsen.ru/
Гришин В.А. Очерк Сказка глазами художника

Читайте также продолжение: Гришин В.А. Очерк Сказка глазами художника. Часть 2

Публикацию подготовил: БНИЦ/Шпилькин С.В.