Исландский язык – не только один из самых сложных и древних языков, на которых еще говорят в Европе. Это еще и удивительный феномен культуры с непростой и уникальной историей; национальный язык занимает совершенно особое место и в истории исландской борьбы за независимость, и в сердцах современных исландцев.

Исландский язык считают своим родным всего около 300 000 человек. Для сравнения – на датском сегодня говорят почти 6, а на норвежском чуть больше 4,5 миллионов человек. Малое число исландцев и сотни лет иностранного владычества и культурного влияния более крупных государств делают сохранившийся до наших дней исландский язык практически чудом.

Icelandic Language Club

И еще большим чудом на первый взгляд кажется то, что современные исландцы говорят практически на том же языке, на котором в 10 веке говорили их знаменитые предки, викинги. Все равно как если бы мы с вами до сих пор говорили на языке «Слова о полку Игореве», по мере необходимости добавляя в него слова для обозначения радио, самолета, компьютера или мобильного телефона.

Конечно, если вы сейчас поедете в Исландию, вы вполне сможете обойтись без знания местного языка: практически все население страны более или менее свободно говорит по-английски. До Второй Мировой войны и учреждения американской военной базы в Кеплавике таким же универсальным вторым языком в Исландии был датский. Дети обязательно изучали его в школе – иначе и быть не могло, ведь еще в начале 20 века Исландия находилась под властью Датской короны, а высшее образование молодые исландцы могли получить только за границей, чаще всего – в Копенгагене.

И все же в ходе борьбы за независимость от Дании исландцы cумели отвоевать и свою родную речь. На исландском не просто говорят, поют, снимают фильмы и пишут книги, читают большую часть курсов в университете. Исландцы еще и гордятся своим языком, хранят его как одну из самых больших ценностей своей культуры. На рекламных щитах и растяжках в Рейкьявике можно встретить надпись: “Íslenska er okkar mál”. Независимо от того, сколько тысяч и миллионов иностранцев ежегодно приезжают в Россию или Великобританию, вряд ли вы можете себе представить в сегодняшней Москве или в Лондоне яркие плакаты: «Русский – наш язык», “English is our language”. Для большинства из нас родной язык – это что-то само собой разумеющееся и, конечно, не нуждающееся в рекламе. Но для исландцев дело обстоит несколько иначе.

Flags_of_Iceland

«Золотой век» Исландии – это времена викингов, скальдов и свободных фермеров, времена, о которых рассказывается в сагах. После 13 века Исландия сначала попала под власть Норвегии, затем плавно перешла во владение Дании, остров обеднел и лишился своего прежнего значения в Северной Европе, и времена гордой независимости были почти забыты.

После того, как в начале 18 века Арни Магнуссон, датский ученый исландского происхождения, проделал колоссальную работу по поиску манускриптов и приведению исландского литературного наследия в некое подобие порядка, древние саги стали частью академической культуры. Их стали пристально изучать филологи и лингвисты – зачастую такие же, как Арни, исландцы, приехавшие на континент получать образование. И они нашли в средневековых текстах не только подтверждение величия исландского народа, не только картины вольной и при этом прекрасно организованной жизни «Золотого века», но и язык своих предков – тот, на котором говорили храбрые викинги, знаменитые поэты, блестящие ученые и даже языческие боги. И в своем стремлении возродить богатую культуру прошлого и былую славу своей страны, исландские интеллектуалы решили возродить и древний язык – полностью «очистить» его от иностранных влияний, от поздних упрощений и от ставших нормой диалектов, которые во времена викингов наверняка считались «неправильными».

Любой, кто когда-нибудь интересовался историей языка (не обязательно германского), знает, что языку свойственно развиваться. Не только отдельные слова могут выходить из употребления – со временем меняются формы слов, теряются целые падежи, меняются законы построения фраз. Молодежный сленг или провинциальный диалект, который до сих пор кажется смешным нашим прадедам, для нас может быть литературной нормой. Естественным путем в язык входят и иностранные влияния – проще всего заметить их в том, как легко мы начинаем использовать иностранные слова для обозначения технических новинок (все-таки мы называем компьютер компьютером, а не вычислительной машиной, и тем более не пытаемся найти дл него исконно славянское название). И один из (немногих) точных законов лингвистики состоит в том, что развитие языка не может повернуться вспять естественным путем.

Но такое положение дел не устраивало исландских националистов и борцов за исконную культуру «Золотого века». Проводя исследования, публикуя литературные журналы и редактируя книги, обучая детей и молодых студентов и просто общаясь на родном языке, они сумели повернуть назад ход истории, постепенно «очистить» современный исландский и приблизить его к тому, что, по их мнению, было нормой в 10–12 веках.

Manuscript_Gylfi

Именно в сочетании с реформами языка стало возможным и возрождение древней литературы. В современном исландском доме на книжных полках обязательно стоит собрание саг – точно так же, как в наших с вами домашних библиотеках почти наверняка можно найти собрание сочинений Пушкина. Причем образованные исландцы действительно читают свои саги, и не только как часть школьной программы. Они также продолжают рассказывать сказки и петь традиционные песни. И то, что язык древней литературы и фольклора не кажется современному жителю Исландии сложным или непонятным, только способствует их популярности.

fornrit

Верно и обратное: пройдя курс древнеисландского языка и освоившись с чтением саг, мы с моими одногруппниками по MIS&VMN выяснили, что понять объявление или статью в исландской газете для нас не так уж и сложно.

Конечно, многие слова, которые используются в повседневной жизни сегодня, не могли существовать тысячу лет назад. К этой проблеме в Исландии подошли с большой фантазией и вдохновением. Было бы непоследовательно, «очистив» язык от многих следов датского и норвежского влияния, тут же заимствовать из английского языка слова для обозначения телефона, радио или компьютера. Поэтому слова иностранного происхождения здесь стараются заменять словами исконно исландскими. Так, телефон по-исландски называется sími – в поэзии скальдов это слово означало «нить», а у людей начала 20 века вызвало ассоциацию с проводом или телефонной линией. Одно из любимых изобретений исландцев – слово tölva, компьютер. Оно напоминает о вёльвах (völva), пророчицах из скандинавской мифологии. Компьютер, по исландской этимологии, – это пророчица, почти магическим образом производящая сложные расчеты (однокоренной глагол – telja, «считать»). Поиск или изобретение подобных слов в свое время вызывал серьезные дебаты не только в ученых кругах, но и в правительстве; лучший из предложенных вариантов нередко закреплялся законодательно. И до сих пор для выбора подходящей исландской замены иностранному слову могут проводиться конкурсы, на которые принимаются варианты от всех желающих (часто – детей и подростков).

Но самая явная (и вызывающая у многих удивление) часть государственной языковой политики связана с исландскими именами. Несмотря на то, что в исландской традиции изначально отсутствуют фамилии, еще лет сто назад многие молодые люди, отправляясь учиться на континент, обзаводились фамилиями вместо патронимов. Для этого они могли немного изменить звучание своего патронима, или латинизировать его (так Magnusson превращалось в Magnaeus), или сконструировать фамилию из названия своей родной местности (так, обладатели знаменитой исландской фамилии Нордаль изначально были выходцами из Северной долины). Но уже в 1920х годах изобретение новых фамилий было законодательно запрещено (хотя уже существовавшие на тот момент фамилии сохранились до сегодняшнего дня).

Также в целях охраны национального языка были введены и ограничения, связанные с именами. В Исландии есть законодательно утвержденный список допустимых имен – правда, он может иногда пополняться, но только такими именами, которые свободно вписываются в структуру исландского языка и могут быть использованы для образования патронима или матронима (то есть «отчества» по матери). Имя, не отвечающее этим критериям и не одобренное государством, просто не будет вписано в документы. Конечно, так случаи довольно редки, но несколько месяцев назад в исландской прессе появился репортаж о девушке, которая до шестнадцати лет официально не имела имени, поскольку имя, выбранное ее матерью, не могло быть одобрено на государственном уровне. А еще совсем недавно иностранцы, иммигрировавшие в Исландию, были обязаны выбрать себе исландское имя и патроним – впрочем, теперь этого делать уже не обязательно (хотя некоторые и сейчас меняют имя с получением исландского паспорта, уже по собственному желанию – ведь это просто здорово, и к тому же помогает приезжим чувствовать себя «своими» среди исландцев).

История с именами – только один из ярких примеров того, как исландское правительство на законодательном уровне заботится о сохранении национального языка. С 1964 года существует Íslensk málnefnd – специальный Совет по делам исландского языка. В задачи Совета входит поощрение современной музыки и кино на исландском; охрана исландского языка в образовании (поэтому хотя иностранцы могут прослушать многие курсы в Háskóli Íslands и других университетах на английском, большая часть программ все же преподается на исландском); перевод интерфейсов нового программного обеспечения на исландский.

DSCN3963

Постоянно проводятся и своеобразные рекламные кампании, из которых иностранцы могут узнать полезные исландские слова и выражения. В этих кампаниях, помимо рекламных плакатов, задействованы интерьеры самолетов Icelandair, упаковки молока, одноразовые стаканчики для кофе. А каждый год 16 ноября (в День Рождения поэта Йонаса Хатльгримссона) в Исландии отмечают Dagur íslenskrar tungu, День исландского языка. По случаю этого праздника в университетах, школах, культурных центрах проводятся фестивали, концерты традиционной песни, читаются доклады. Любой желающий может не только пообщаться на исландском языке, но и узнать о нем много нового и просто развлечься.

Для того чтобы стать по-настоящему «своим» в Исландии недостаточно любви к этой стране, знания ее истории и культуры, понимания исландского характера. Исландец – значит, тот, кто говорит на исландском языке. Один из моих преподавателей в HÍ кК-то вспоминал, что еще в начале восьмидесятых, прилетев откуда-нибудь из-за границы и приземлившись в аэропорту Кеплавика, он даже не показывал пограничникам свой паспорт. Им было достаточно того, что он свободно владеет родным языком.

Конечно, с тех пор меры безопасности на границе заметно ужесточились. Но и сегодня кажется символичным, что в самолете Icelandair, приземляющемся в Кеплавике, или на рекламных щитах в самом здании аэропорта иностранцев приветствуют традиционным “Welcome to Iceland”, в то время как исландский текст звучит как “Velkomin heim” – «Добро пожаловать домой».

5d1

Контакты для обратной связи: почта a.solovyeva@ya.ru; страничка ВКонтакте http://vk.com/id2471870
Я всегда рада вашим вопросам и впечатлениям!